Станислав Стремидловский — Кто украсил британского премьера Мэй ложными лаврами?

  

Президент Европейского совета Дональд Туск по итогам заседания, состоявшегося 23 марта, выступил с заявлением от имени Евросовета. По мнению британской газеты The Times, премьер-министр Великобритании «Тереза Мэй, похоже, выиграла битву за объединение всех 28 стран, подписавших заявление, обвиняющее Москву в покушении на убийство бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии». Формально так сказать можно, поскольку в заявлении употреблен следующий оборот: «Саммит ЕС чрезвычайно серьезно воспринимает оценку правительства Соединенного Королевства, что ответственность с высокой вероятностью несет Россия и нет альтернативного правдоподобного объяснения». Но наблюдатели подчеркивают, что лидеры стран Евросоюза, выразив солидарность с Лондоном, практических мер против Москвы не приняли.

Да и была ли «солидарность»? Посмотрим на официальные комментарии. На сайте президента Европейской комиссии Жан-Клод Юнкера важнейшие темы заседания Европейского совета описываются следующим образом (по последовательности): первое — приверженность ЕС торговой системе на основе ВТО и тарифная война США, второе — единый цифровой рынок и энергетический союз, третье — налогообложение в цифровой экономике, четвертое — запланированный на 17 мая саммит ЕС — Западные Балканы и только пятое — инцидент в Солсбери. Причем, Россия прямо в этом абзаце не называется. Говорится лишь о необходимости укрепления Евросоюза перед «химическими, биологическими, радиологическими рисками» посредством «более тесного сотрудничества между ЕС и государствами-членами, а также НАТО», усилении «потенциала по противодействию гибридным угрозам». А далее — осуждение Турции и предстоящий саммит ЕС — Турция в Варне, Brexit и «разное».

Возможно, британцы рассчитывают больше на связку Берлин — Париж. Ссылаясь на «высокопоставленный французский дипломатический источник», The Times утверждает: «Франция заявила, что готова поддержать Терезу Мэй гораздо более явно, если ей это требуется». По окончании заседания Европейского совета канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон на совместной пресс-конференции, действительно, затрагивали эту тему. Меркель подтвердила, что «Германия и Франция вместе с другими будут обсуждать (инцидент в Солсбери — С.С.) и принимать дальнейшие меры». Это подтвердил и Макрон, но говорил больше о кооперации с международной Организацией по запрещению химического оружия (ОХЗО), так как Париж выдвигает инициативу создания нового международного партнерства по ликвидации химического оружия «прежде всего в сирийском контексте, а теперь и британском». Из чего можно сделать вывод, что Франция руководствуется желанием усилить свое значение в мировой политике, в первую очередь на Ближнем Востоке и, подыгрывая Лондону, рассчитывает на алаверды.

Что касается Германии, то она, похоже, больше интересуется ходом переговорного процесса по Brexit, который, по мнению ряда западных изданий, складывается далеко не в пользу Великобритании. Меркель прямо встала на сторону Мэй и даже надавила на Грецию и Италию, выступавших против открытой конфронтацией с Москвой, отмечает Deutsche Welle. Премьер-министр Великобритании празднует создание общеевропейского альянса в этом деле как свою личную победу, но она «украшает себя ложными лаврами». Да, за год до ухода из Евросоюза британцы снова воспользовались европейской солидарностью. Но хоть Мэй и укрепили «против Путина», ей все равно не хватает опоры. Потому что «несмотря на все заклинания британского премьера, после того как Великобритания станет третьей стороной, а не участницей встреч на высшем уровне в Европейском союзе, Лондон драматически потеряет свое влияние». Кроме того, подчеркивает радиостанция, лидеры ЕС в Брюсселе также согласовали следующие шаги на переговорах по Brexit. Они решили, что основой в будущем должно стать соглашение о свободной торговле, а это «самый низкий общий знаменатель международных отношений».

Таким образом Великобритания совершила одну из самых неудачных сделок в своей истории. Вопрос в том, чем именно расплатилась премьер Мэй за «дохлую кошку» в виде сомнительной «европейской солидарности» против Москвы, ее президента и многонационального народа Российской Федерации. Продлила ненадолго свой политический ресурс? Или дело в другом? В том, что Лондон хочет уйти, громко хлопнув дверью и оставив в теле ЕС незаживающую ядовитую рану, которая будет ослаблять европейцев? Понятно, что пока Великобритания является членом Европейского союза, говорить о налаживании диалога между Евросоюзом и его ведущими странами с Россией представляется крайне затруднительным. Хотя все больше и больше звучит сегодня в Европе голосов в пользу отмены антироссийских санкций, под чем подразумевается восстановление отношений с Москвой, возможно, выход их на новый уровень.

После того, как британцев не будет в ЕС, это станет более чем реальным, даже несмотря на упрямство Польши и республик Прибалтики. Поэтому так спешит Лондон со своими отравленными стрелами, но время не на его стороне.

Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Written By andrew

Добавить комментарий