Станислав Стремидловский — Дуда примиряет китель Пилсудского?

  

Президент Польши Анджей Дуда перед Пасхой, которую католическая страна будет праздновать 1 апреля, опять невольно разделил общество. В Страстную пятницу он наложил вето на так называемый законопроект о разжалованиях. Напомним, что это подразумевало лишение высоких званий лиц из аппарата госбезопасности Польской Народной Республики и Военного совета национального спасения (WRON, высший административный орган ПНР времен военного положения 1981 — 1983 годов), которые «поддерживали коммунистический режим» и «вредили польскому государству». Под ударом оказывался не только генерал Войцех Ярузельский, но и такие военные, как первый польской космонавт Мирослав Гермашевский.

«Законопроект о разжалованиях» вполне укладывался в логику политического процесса, запущенного партией «Право и Справедливость» (PiS) после ее прихода к власти осенью 2015 года. PiS била по оппозиции, преследуя цель дискредитировать тех оппонентов, чей моральный авторитет был завоеван в 1980-х годах, когда они сначала боролись с правительством Польской объединенной рабочей партии (ПОРП), а потом фактически из его рук, из рук Ярузельского получили власть в 1989 году в ходе Круглого стола. Для этого было необходимо сначала демонизировать ПНР и все, что с ней связано, чтобы потом связать оппозицию «Права и Справедливости» с польскими коммунистами, объявить диссидентов «агентами спецслужб» и выкинуть из политики. Побочным эффектом пропагандистской кампании стали памятники Красной армии и жертва, понесенная советским народом, изгнавшим нацистов со своей земли и Европы, в том числе из оккупированной Польши. Однако в какой-то момент правящая партия, бившая по польской истории 1945 — 1989 годов, увлеклась и перегнула палку. В обществе стало расти недовольство тем, что все, происходившее в Польской Народной Республике, мазали черной краской, стигматизировали не только начальство, но и рядовых поляков, честно выполнявших свою работу и не бегавших на митинги «Солидарности».

Как замечает некогда один из самых активных правых идеологов, историк и политолог Рафал Матыя, не стоит удивляться тому, что сегодня в стране значительная часть поляков сентиментально вспоминает о ПНР. «Я помню жизнь в деревне с холодной водой в колодце, а затем переезд в город, многоэтажные дома, радость от покупки маленького «Фиата», — говорил Матыя. — Это был цивилизационный скачок! ПНР — это интересная эпоха, в которой было не только сопротивление и война с коммунистами. Лишь немногие храбро себя вели, если не считать сопротивления Церкви, как это было в 1980-х годах после избрания Кароля Войтыла папой Римским Иоанном Павлом II. Было много осторожности, люди были восприимчивы к пропаганде. Даже в середине 1980-х, когда я раздавал газеты сопротивления друзьям, не все хотели их брать… Когда я слышу заявления премьер-министра Матуша Моравецкого, что по польским дорогам будут мчаться скоростные поезда или электрические автомобили, я думаю, что вот это больше ПНР… Уловка, пропаганда успеха, воспоминание Польской Народной Республики, и тот же Моравецкий недостаточно молод, чтобы не помнить Эдварда Герека».

Раздражение чрезмерной настойчивостью «Права и Справедливости» привело к реакции общественного мнения. Накануне вынесенного Дудой решения исследовательская компания IBRiS провела опрос. Он показал, что лишь 29% поляков поддерживает лишение воинских званий Ярузельского и других чинов ПНР, против выступили 55,8%. Более того, даже среди сторонников PiS идею разжалования поддержали немногим более 60%. Другим последствием стал рост популярности левых, в 2015 году не попавших в сейм Польши. Опросы стали давать Союзу левых демократических сил (SLD) третье место в рейтинге партий, что вызвало неудовольствие в правящей партии, обвинивших социологов в «левацкой интриге и манипуляции». Конечно, в плюс SLD сыграло то, что левые выступили с поддержкой права на аборт и женских ассоциаций в целом, а женщины сегодня собирают, пожалуй, самые массовые оппозиционные митинги. Но не только. Члены Союза не стеснялись говорить о том, что неправильно переписывать историю, отрицая роль Красной армии и союзных с ней поляков в освобождении Польши. Защищали «достоинство тех, кто относится ко времени Польской Народной Республики». И хотя некоторые наблюдатели считают, что, наложив вето на «законопроект о разжалованиях», Дуда выбил сильный козырь у левых, на наш взгляд, так просто сентиментальные воспоминания о ПНР не исчезнут. А при этом президент Польши обозначил линию очередного раскола в правящей партии, выходцем из которой является. Его «неожиданный шаг» вызвал многочисленные негативные комментарии из правого лагеря.

Публично выступил против Дуды глава политического кабинета председателя совета министров Польши Марек Суский. Выступая на одном из телеканалов, он заявил, что не будет больше голосовать за президента, и добавил: «Я думаю, что Дуда сделал такой шаг, руководствуясь — с его точки зрения — электоратом лево-посткоммунистическим, теми, кто служил России, такими железобетонными коммунистам, которые сотрудничали с Москвой». Но, похоже, речь все-таки идет не просто о столкновении между президентской и премьерской канцеляриями, Дудой и Моравецким, по частному идеологическому вопросу, а о жесткой борьбе за власть в «Праве и Справедливости», которую вынуждены наблюдать поляки. И хотя глава государства не пользуется популярностью среди партийных функционеров PiS, списывать со счетов его рано. Дуда уже помог армии, «убрав» непопулярного среди офицерского корпуса министра обороны Антония Мачеревича. Использовав право вето, президент, по мнению председателя Европейского совета Дональда Туска, как глава вооруженных сил не согласился с тем, что политики имеют право решать судьбу офицеров, подрывать их «боевой дух». И это особенно важно «в условиях крайне неопределенной международной ситуации, когда безопасность становится приоритетом».

Польская армия в 1920-х годах, когда безопасность была не меньшим приоритетом, чем сейчас, однажды сыграла ключевую роль в политическом процессе в Польше, приведя маршала Пилсудского в диктаторы. Влиятельная варшавская газета Rzeczpospolita, комментируя ожесточенную схватку правящей партии и оппозиции, прогнозирует, что «PiS станет могильщиком Третьей республики, она не построит Четвертую Республику, но полностью разрушит и дискредитирует учреждения, которые были основаны в 1989 году», и задается вопросом, кто сможет создать новый общественно-политический консенсус в Польше? Возможно, что и в этот раз опять не политики.

Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Written By andrew

Добавить комментарий