Над детьми потеряли контроль – почему жестокие школьники травят слабых

  Травлю учеников в российских школах не остановить до тех пор, пока профессия учителя не станет вновь авторитетной и уважаемой, уверен завкафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета Сергей Ениколопов. Об этом он заявил 23 марта корреспонденту ИА , комментируя инцидент в городе Покров Владимирской области, где группа подростков избила семиклассника-инвалида. Издевательства над своей жертвой они записали на видеокамеру и позже выложили на странице в одной из социальных сетей.

Читайте также: Владимирская область рискует стать центром детской жестокости

Произошедшее вновь спровоцировало в обществе дискуссии о необходимости внимания к проблеме так называемого буллинга (здесь: травле ученика его одноклассниками или сверстниками — прим. ИА  ), причинах его появления и методах искоренения.

«Здесь такой большой комплекс проблем, что нельзя сказать: «Сделайте конкретно это», и всё изменится, — заявил корреспонденту ИА  сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий. — Это серьёзная общемировая проблема. Везде и всюду такие инциденты бывают. Говорить о том, что это нечто специфическое и появилось только в последнее время, нельзя. Взваливать ответственность только на какую-то группу людей, например, на родителей или только на учителей, тоже неправомерно».

По словам Луховицкого, обстановка, благоприятная для развития буллинга, складывается в числе прочего из-за нервозности учителей, отсутствия психологов и постоянных требований к всевозможным рейтингам, успехам, соревнованию.

«Сейчас всех детей и учителей настраивают исключительно на соревнования, на борьбу за успех, — сказал педагог. — Я не думаю, что это положительно сказывается на взаимоотношениях школьников. Но этого одним распоряжением, приказом, инструкцией не решишь. Нужно очень долгое выяснение причин в каждом конкретном случае».

Несколько иной взгляд у Сергея Ениколопова, учёного, посвятившего немало времени исследованию психологии агрессивного поведения и виктимности (склонности стать жертвой преступления — прим. ИА  ).

Как считает психолог, причина буллинга в российских школах связана во многом с тем, что общество изменило отношение к школам и учителям, которые там работают.

«В советское время продолжалась традиция дореволюционного периода: школа — это всё-таки сакральное здание, где ведут себя определенным образом, — сказал Ениколопов. — Но всё изменилось, и школа стала обычным, бытовым зданием».

Этот перелом, по словам психолога, произошёл в 1990-е годы, хотя, по его мнению, объяснять случившееся лишь механическим следствием исчезновения советской власти, нельзя.

«Это был медленно нарастающий процесс, — сказал психолог. — Я учился в одной школе, мои дети учились позже, и я видел, что у них это изменение было заметным. Но школа оставалась школой».

Кроме того, сыграла свою роль и утрата учителями прежнего авторитета.

«Без авторитета — без почтительного отношения к преподавателю как к носителю знания — стало трудно вести воспитательную работу, — констатировал исследователь. — Учитель теперь — это просто какой-то человек, который почему-то настаивает, что его должны слушаться и делать то, что он велит. Из школы ушёл элемент воспитания. Учительская оценка поведения учеников стала не так значима, как прежде. Не стоит упрекать в случившемся какие-то внешние силы — общество изменилось, а учитель стал почти нищим. Нищий, который говорит, что надо хорошо учиться, это просто смешно».

Иными словами, по мнению Ениколопова, дети не верят бедному человеку, так как считают, что тому неоткуда знать секрет преуспевания, и наставления педагога разбиваются о возникающий в связи с этим барьер.

«Окрик учителя, что бить слабого нельзя, очень часто становится бессмысленным», — сказал психолог.

Вместе с тем он отметил, что при исследовании буллинга эксперты часто сталкиваются с тем, что учителя либо вообще не осведомлены о травле учеников, либо скрывают это. В свою очередь, «булли» (организатор травли — прим. ИА  ) часто отличается демонстративно примерным поведением, так как дома у него царит строгая дисциплина, в то время как в школе можно избавиться от родительского контроля.

«К этому присоединяется ещё и то, что в нашем обществе культивируется насилие, — подчеркнул психолог. — Просто очень легко всё решать кулаками».

Ещё один немаловажный фактор — неписанный запрет жаловаться на своего обидчика, часто господствующий в российском социуме.

«В нашем обществе не принято жаловаться, — признал Ениколопов. — Безусловно, мы не западная страна, где есть культ доносительства, причем весьма облагороженный. Даже дома могут не понять — решай сам свои проблемы».

В такой ситуации, которую очень сильно усугубляет ещё и дифференциация учеников по самым разным признакам, коллектив объединяется в гонении на самого слабого из своих членов.

Ещё один негативный фактор — некритичное насаждение так называемой инклюзии, включение в раздираемый антагонизмами (причём речь идёт не о банальной вражде между богатыми и бедными ученикам, а о дифференциации по очень многочисленным признакам) детский коллектив инвалидов, физически слабых людей или чудаков.

«По идее, это замечательно, и идеологически возражений быть не может, — сказал психолог. — Но одно дело, когда вы делаете это в обществе, где в целом царит идеология среднего класса, и совсем иное, когда оно крайне неоднородно и в этот раствор бросают действительно слабых людей или чудаков. Они становятся объектом насмешек или объектом буллинга».

Любопытно, но, по словам эксперта, в маленьких городах катагелофобия (страх быть осмеянным — прим. ИА  ) и буллинг распространены меньше, чем в больших.

«Мы исследовали Подмосковье и Москву, и оказалось что в Подмосковье буллинга меньше, — сказал Ениколопов. — В маленьком городе люди лучше знают друг друга. В Москве же образование — почти анонимная вещь».

Кроме того, эксперт уделил внимание предполагаемому сходству между «булли», «дедами» в армии и так называемыми авторитетами в местах лишения свободы. Общеизвестно, что представители последних двух категорий нередко пользуются покровительством официальной власти (офицеров в армии и тюремной администрации в пенитенциарных учреждениях), которой выгодны эти социальные деформации, ибо с их помощью она облегчает себе работу по поддержанию дисциплины.

«Структурно процессы схожи, но в армии и в лагере начальство управляет и определяет нарушение нормативности, в то время как в школах буллинг вырвался на свободу, — сказал психолог. — Учителя, может быть, и хотели бы управлять буллингом и использовать его, но складывается такое ощущение, что они потеряли контроль».

Другая вещь, связанная с буллингом, это нередкое стремление истязателей заснять процесс травли на видео и выложить в сеть.

«Здесь мы имеем дело с некой формой признания — сколько лайков получили ваши кадры, — сказал Ениколопов. — Такой предмет гордости становится достаточно опасным.

Парадоксальная вещь — люди пренебрегают собственным ощущением безопасности и занимаются фактически самодоносом. Если потом появляется уголовное дело, то следователю нужно только доказать подлинность кадров. И всё. Иными словами, мера общественного успеха вступает в конфликт с идеей самосохранения. Школьники оказываются готовы платить своей безопасностью за славу».

С чего начать исправление всего этого безобразия? Ениколопов считает, что в первую очередь государство должно озаботиться восстановлением авторитета учителя.

«Вы видели хоть один журнал, в котором была бы фотография обычного нормального учителя? — поинтересовался психолог. — Работающего в маленькой школе, зато 40 лет. Воспитал много хороших людей. Мы вообще про них не знаем. Мы больше знаем про плохих. Про учителя, который трогает учеников за мягкие места, или про учительницу, которая в обнаженном виде сделала селфи или вообще снялась в порнографическом фильме. Нужно сместить фокус общественного внимания к позитиву — про негатив мы и так узнаем. Если идёт разговор о поддержке образования, создайте учителям позитивный ореол. Да, им нужно хорошо платить, но, кроме зарплаты, дайте ещё кусочек славы. Нужны новые герои».

Ещё один рецепт предложил член комиссии Общественной палаты РФ по делам молодёжи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию Артем Метелев:

«Есть определённая внутренняя злость человека и излишек энергии, которую дети выражают в таком совершенно деструктивном формате, — сказал он. — Соответственно если у человека много энергии, то её надо использовать и вовлекать детей в позитив. Чтобы они свой потенциал могли направить не на деструктивные элементы, а попробовать себя в гражданской активности или волонтёрстве. Я вижу примеры тысяч и тысяч ребят, которые ранее стояли на учёте или привлекались к ответственности, но через волонтёрство исправлялись и понимали, что «респект» (уважение — прим. ИА  ) можно получить и за хорошие дела».

По мнению члена Общественной палаты, государство должно прививать детям культуру самосознания, взаимопомощи, ответственности и доверия друг к другу.

«Чем больше в школе будет программ, которые сближают детей на уровне идей, а не просто учат математике или географии, тем лучше, — заявил Метелев. — Когда время детей будет занято и энергия направлена на позитив, у них не будет ни желания, ни времени пойти кого-то избить».

Напомним, что 20 марта во Владимирской области группа подростков избила семиклассника, который обучался по индивидуальной программе. Ребёнок-инвалид получил сотрясение мозга и множественные ушибы, сейчас он находится в областной клинической больнице. Всего в избиении участвовали четыре подростка. Процесс избиения подростки снимали на видеокамеру и разместили в соцсети. На видеозаписи видно, как лежащего на снегу ребенка бьют ногами и руками.

По данным уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области Геннадия Прохорычева, на мальчика из-за неприязни напали дети из нескольких учебных заведений, в том числе воспитанник колледжа.

Отмечается, что у жертвы не было проблем с поведением, и ребёнок никогда не состоял на учёте в правоохранительных органах.

К сожалению, это не первый случай проявления детской агрессии во Владимирской области. Например, в мае 2016 года группа подростков избила там ребёнка с ограниченными возможностями здоровья. Родители хулиганов, которые напали на мальчика, заявили, что не считают проступок своих детей серьёзным. Осенью 2016 года стало известно, что ещё трое подростков постоянно пробирались на территорию местного психоневрологического интерната и избивали гуляющих там пациентов. Один из них уже стоял на учёте в полиции.

В целом падение интереса к образованию и деградация учебного процесса на постсоветском пространстве отмечаются социологами с конца 1980-х и начала 1990-х годов. Например, опросы, проведённые в 1989 году, показали, что лишь 10% выпускников средней школы проявили интерес к учёбе. На парламентских слушаниях на тему «Образование и национальная безопасность России» (май 1996 г.) прозвучали такие цифры: каждый десятый молодой россиянин находится вне каких бы то ни было форм обучения и трудовой занятости.

Источник: regnum.ru

Written By andrew

Добавить комментарий